Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Еврей-банк

Сбер ввел комиссию за пополнение чужой карты Сбербанка через оператора - 1.25%.
Граждане, пользуйтесь услугами еврей-банка Сбербанка!

Чтобы помнили. Предисловие.

Не так давно мне случайно попались воспоминания фронтовика - нашего земляка - таганрожца Акима Григорьевича Дуденко. Любые воспоминания ценны, эти же просто удивительны - человек попал в плен почти в самом начале войны - в конце сентября 41го, где и пробыл до самого освобождения в 45м. Потом были фильтрационные лагеря, казалось бы - забудь о войне, как о страшном, действительно страшном сне, но нет - абсолютно спокойно, отстранённо, будто сторонний наблюдатель Аким Григорьевич рассказывает об ужасах им пережитых. Воспоминания записаны в письме к зятю - журналисту в 1963 году
Предисловие, написанное дочерью Акима Григорьевича, предположительно в 2003 году.

[Как это было.]Рукопись- датированная 24-29 марта 1963 года, подписана двумя буквами — А.Г. А.Г. — это мой папа Аким Григорьевич Дуденко, а написаны воспоминания по просьбе моего мужа — журналиста Владимира Яковлевича Ермолаева. Я не знаю, по какому случаю была высказана эта просьба и как собирался Володя её использовать. Наверное, хотел на её основе написать очерк. Но ... не осуществил этого. А тетрадь осталась в его архиве на долгие 40 лет. Не читала и я эти страшные воспоминания, написанные так обыденно спокойно и отстранённо, будто и не он, отец мой, был участником этих событий, которые и событиями-то назвать нельзя — этого существования.
Мой отец — крестьянский сын и сам крестьянин по духу, призванию и занятиям, незлобивый, мягкий и сердечный, кто должен был бы по своему мироощущению и пристрастиям прожить спокойную жизнь в селе, на земле, среди колосящихся хлебов и беспокоиться разве что о погоде — дожде или его отсутствии, о неурожае, но нет, он стал участником многих событий, которые потрясли Русскую землю в первую половину XX века. Потеряв рано отца, стал батраком у своего дяди-«кулака». А когда разъярённый бык покалечил его, оправившись, ушёл в «учхоз» — учебное хозяйство педагогического техникума. В 27 лет окончил техникум, женился на молоденькой гречанке, которой ещё предстояло 3 года учиться, был взят в армию и отправлен служить на Дальний Восток, в штаб армии Блюхера. И вероятно, его постигла бы судьба всех тех, кто служил у Блюхера, если бы за два года до ареста Блюхера в ответ на ультимативные письма молодой жены не уехал почти самовольно, оставив партбилет и, как надеялся, армейскую жизнь. 7 лет учительствовал, любил жену и двух дочерей, получил заочно высшее педагогическое образование, стал химиком-биологом, но от судьбы уйти ему не удалось, и эта такая мирная профессия и специализация сыграли свою роль. Мирная семейная жизнь была прервана в начале 41-го года. После курсов воинской переподготовки получил звание офицера химических войск и, успев на одни сутки заехать домой повидаться с семьёй, ушёл в действующую армию на фронт. Грузовую машину с химическим оружием обслуживали два человека — отец и водитель. Предполагалось, что химическое оружие будет применено в ответ на аналогичные действия немцев. За полтора месяца им пришлось участвовать и в рукопашной, и вырываться из окружения. За участие в боях его представили к ордену Красного знамени. Но приказ об отступлении из последнего окружения они получить не успели...
Мы получили известие от папы только летом 46-го года: бумажный треугольник принесла нам в квартиру, где мы жили с маминой сестрой и их родителями после немецкой оккупации и возвращения в город из деревни, соседка по довоенной квартире. Из короткого письма мы узнали, что скоро он вернётся домой. Больше года отец после плена проходил проверку — где и как, я не знаю, об этом он не рассказывал. Знаем только, что отпустили в в первую очередь строителей и учителей - самых нужных людей в первое мирное время. Ему вручили заслуженный орден и медаль "За победу над Германией", но уже дома в Таганроге, отобрали, окончательно отпуская. Он стал учительствовать. Нам вернули квартиру, в которой мы жили до войны. Но -долго ещё его вызывали по ночам «куда следует», снова и снова расспрашивали обо всём и обо всех. После таких посещений отец кричал по ночам. Его со страхом будила мама. Он обводил нас непонимающим взглядом, медленно отходил ото сна, но нам своих снов не рассказывал. Жизнь постепенно налаживалась. Отец был хорошим учителем, его любили дети. Он с ребятами расчистил пустырь возле школы, посадил и вырастил сад, закладывал с учениками опытные делянки, обихаживал свой кабинет, который был лучшим в городе. Но ни разу не пригласили его в президиум учительского собрания, даже самого маленького коллектива, ни разу не был он избран ни на какую должность. А много лет спустя, уже после 56-го года, узнал, что его друг по школе выполнял и другую функцию - присматривал за отцом и регулярно писал отчёты, опять же «куда следует». И хоть, как каялся его «друг», он ни разу не «настучал» на него, отец, не перестав с ним общаться, от дружбы «освободил». Отец не перестал быть изгоем общества до последних дней жизни. Он не был причислен к участникам войны, хотя это звание получили все, кто был даже в обозах и ни разу не участвовал в боях, не говоря уже о рукопашной. Конечно, его это задевало, но вида он не показывал, никогда не жаловался, делал своё дело. Очень гордился нами, своими дочерьми. Уйдя на пенсию, занимался дачей, где вырастил сад с виноградником, уже с больным сердцем с удовольствием копался в земле. Много занимался своими, внуками, передавал им свою любовь к земле, приучал к добру и миру. Умер отец, немного не дожив до 75 лет. На похоронах были все те, кого он надеялся пригласить на свой юбилей. Не успел...
А мы до сих пор чувствуем свою вину перед ним. Вину за то, что жили своей жизнью, своими интересами, мало уделяли ему внимания. Это же чувство испытывают и наши дети, помня, что не всегда были такими, какими он хотел и надеялся их видеть. Наверное, не случайно его старший внук, который крутился около него при написании этой рукописи, оставил под столиком на его могиле автореферат своей кандидатской диссертации..Вот эта рукопись. Я ничего не меняла в ней, не редактировала, пусть его рассказ останется таким, как когда-то написался. Я только включила в это повествование краткую запись его внучки, которая со слов своего дедушки записала его краткий рассказ. Даты немного не совпадают. Как я знаю, поженились они с мамой в 1930-м году, и мы собирались следующим летом отметить их золотую свадьбу. Мама до сих пор жива, но уточнить год их свадьбы не смогла - забыла. Вторая неточность: в записи Вали стоит, что окончил её дедушка индустриальный техникум. Но мама точно училась в педагогическом, там они и познакомились с отцом. Или тогда этот техникум так и назывался? Однако вот запись Вали: '
Дуденко Аким Григорьевич (дедушка Ким)

21 сентября 1904—19 июля 1979

Родился в селе Козловка (рядом с Таганрогом в 1921 году ездил в Одессу, поступать в военное училище. Не приняли из-за кардионевроза. Причиной болезни считал случай, произошедший с ним в детстве. Приблизительно в 2-3-х - летнем возрасте ребенка оставили одного дома, обложив листами железа, под палящим солнцем. Взрослые должны были работать в поле. Весь день ребенок кричал. Это воспоминания тяжелого детства.
На обратном пути из Одессы домой заболел сыпным тифом. Уже с температурой 40° шёл домой. Из воспоминаний: «Иду по голой степи, а вижу деревню, наши дома, лают собаки».
Окончил индустриальный(сейчас - металлургический) техникум в Таганроге, затем заочно Ростовский пединститут (химико-биологический факультет).
В 1929 женился на Камарали Кире Георгиевне. 1930 год - призван в Красную армию. Служил на Кавказе, хорошо знал Военно-Грузинскую дорогу, затем на Дальнем Востоке в штабе Блюхера. Имел именные часы от Блюхера (они в Москве у его дочери Ермолаевой Нелли Акимовны). В 1933-1934 уволился из армии, был исключён из партии. Уволиться пришлось по семейным обстоятельствам, так как жена оставалась в Таганроге. В 1934 родилась дочь Нелля, в 1938 — дочь Лиза.)